13 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Покаяния двери отверзи ми Жизнодавче Христе

Сочиненія

Архіеп. Аверкій Таушевъ († 1976 г.)
«Покаянія отверзи ми двери, Жизнодавче!» (1956 г.)

Все менѣе и менѣе способными становятся современные люди къ истинному покаянію. И это не удивительно, ибо все направленіе современной жизни, господствующій духъ ея, которому весьма трудно противостоять, идетъ совершенно вразрѣзъ съ тѣми мыслями, чувствами и устремленіями, коими характеризуется истинное покаяніе.

Не взирая, однако, на это, Св. Церковь, какъ попечительная мать, неустанно продолжаетъ призывать насъ къ покаянію, а особенно — въ извѣстные періоды года. Вотъ и теперь вновь дожили мы, милостью Божіею, до подготовительныхъ недѣль къ Великому Посту, этому дивному поприщу покаянія. Вновь слышится въ храмахъ умилительный вопль души, который какъ бы болѣзненно исторгается изъ груди грѣшника, начинающаго отчаиваться въ своемъ спасеніи и умоляющаго Бога о помилованіи:

«П о к а я н і я отверзи ми двери, Жизнодавче. »

Но у многихъ ли въ наше время этотъ призывъ находитъ откликъ въ сердцѣ?

Трудно, о, какъ трудно современному человѣку, давно уже отравленному губительнымъ ядомъ гуманистическаго міровоззрѣнія, уразумѣть всю жизненную необходимость христіанскаго покаянія, безъ котораго нѣтъ спасенія; еще труднѣе — полностью и до конца понять, въ чемъ именно состоитъ подлинное покаяніе.

Трудно это потому, что современный человѣкъ — такой, какимъ его въ нынѣшнее время воспитываетъ и семья, и школа, и общество, по большей части, д о в о л е н ъ собой: ему непонятно, почему же собственно и въ чемъ онъ долженъ каяться, когда онъ и т а к ъ хорошъ. «Самость» всякаго рода: себялюбіе, самолюбіе, самомнѣніе, самоувѣренность, самочиніе, самопревозношеніе, самоублаженіе, а какъ результатъ всего этого — надменіе, хвастливость, тщеславіе и гордость — вотъ естественные плоды того гуманистическаго міросозерцанія и порожденнаго имъ умонастроенія, которыя прочно внѣдрились въ душу современнаго человѣка, иногда, по какому-то печальному недоразумѣнію, все еще продолжающаго считать себя христіаниномъ.

Но сколь ни печальна сама по себѣ эта картина нравственнаго паденія христіанскаго человѣчества на ХХ-омъ вѣкѣ христіанской эры, еще печальнѣе непониманіе того, или нежеланіе понять то, какъ дошелъ современный человѣкъ до такого состоянія. Вѣдь все это — не что иное, какъ результатъ планомѣрной и настойчиво проводимой въ мірѣ діавольской работы тѣхъ темныхъ силъ, которыя сознательно, а, можетъ быть, иногда и безсознательно, выступаютъ въ общественной и государственной жизни людей въ качествѣ предшественниковъ грядущаго Антихриста, ставя себѣ задачей созданіе въ мірѣ обстановки, благопріятствующей его явленію. Это они — эти именно слуги грядущаго Антихриста, — руководя міровымъ процессомъ «отступленія», о которомъ предупреждалъ насъ въ своемъ второмъ посланіи къ Солунянамъ св. Апостолъ Павелъ (2 Сол. 2, 3), создали и продолжаютъ создавать еретическія отпаденія и всякаго рода раздѣленія и расколы въ Единой Христовой Церкви, это они требуютъ повсемѣстнаго безрелигіознаго воспитанія дѣтей, провозглашенія вѣры частнымъ дѣломъ каждаго человѣка, отдѣленія школы отъ Церкви и Церкви отъ государства и т. п.

Прикрываясь мнимо-высокими, а въ существѣ своемъ, весьма низменными идеями «гуманизма», какъ наименовали они свое направленіе, противопоставляемое ими христіанству, они во многомъ возвратили христіанское человѣчество къ оставленному имъ двадцать вѣковъ тому назадъ язычеству и, въ частности, возродили и узаконили положеніе, провозглашенное софистами, что человѣкъ является «мѣрою всѣхъ вещей», что абсолютной истины, какъ таковой, вообще не существуетъ, что всякая истина относительна, что самъ человѣкъ является мѣриломъ истины, что «у каждаго человѣка своя истина». Въ основѣ этого глубоко противнаго христіанству гуманистическаго міровоззрѣнія лежитъ идея подлинно богоборческая: выше человѣка нѣтъ ничего: человѣкъ — самъ для себя богъ, онъ — самоцѣль, которой все окружающее должно служить.

Но если выше человѣка нѣтъ ничего, и если все должно быть направлено къ угожденію ему, то нисколько не удивительно, что закономъ жизни современнаго человѣка, воспитаннаго въ духѣ гуманистической «культуры», сдѣлались тѣ основныя грѣховныя страсти, которыя разсматриваются христіаниномъ, какъ главные враги человѣческаго спасенія и требуютъ рѣшительнаго искорененія: г о р д о с т ь и с л а с т о л ю б і е.

Духовная атмосфера, въ которой господствуютъ эти страсти, и есть тотъ самый «міръ», противъ любви къ которому предостерегаетъ христіанъ возлюбленный ученикъ Христовъ св. Іоаннъ Богословъ, говорящій, что все «еже въ мірѣ, похоть плотская, и похоть очима, и гордость житейская» (1 Іоан. 2, 15-16) и что этотъ «міръ весь во злѣ лежитъ» (1 Іоан. 5, 19). На основаніи этихъ словъ св. Апостола, Святые Отцы-подвижники въ своихъ писаніяхъ, посвященныхъ духовной жизни христіанина, указываютъ три первоисточника грѣховныхъ страстей, отъ которыхъ происходитъ все нравственное зло и съ которыми надлежитъ бороться: сластолюбіе («похоть плоти»), сребролюбіе («похоть очей») и славолюбіе («гордость житейская»).

Между тѣмъ, достаточна самого бѣглаго наблюденія за современной жизнью, чтобы видѣть, какъ въ ней старательно культивируются именно эти три главнѣйшія страсти и какъ современному человѣку «откуда-то свыше» настойчиво внушается, что именно въ удовлетвореніи этихъ страстей заключается высшее благо человѣка и что онъ «имѣетъ право» на удовлетвореніе этихъ страстей и «долженъ бороться за это право».

Вотъ почему нашъ великій наставникъ христіанскаго благочестія святитель Ѳеофанъ, Вышенскій Затворникъ, еще почти сто лѣтъ тому назадъ (въ словѣ своемъ въ 1858 г.) со скорбью говорилъ: «Какой духъ господствуетъ нынѣ? Предлагаемъ сей вопросъ не изъ любопытства и не по страсти все осуждать, а потому, что каковъ духъ времени, таковы большею частью бываемъ и мы, и, слѣдовательно, или спасаемся или гибнемъ по вліянію его. Смотря на то, что дѣлается вокругъ насъ, можемъ рѣшительно отвѣтить: нынѣ начинаетъ господственно водворяться среди насъ д у х ъ м і р а, тотъ духъ, который побѣжденъ Господомъ нашимъ Іисусомъ Христомъ и долженъ быть побѣждаемъ силою Его и чрезъ насъ. Воды потопнаго нечестія устремляются на насъ и готовы поглотить всѣхъ насъ». («Слова на Господскіе, Богородичные и торжественные дни», стр. 261-262).

Нетрудно видѣть, какъ далеко съ тѣхъ поръ ушелъ впередъ этотъ тлетворный духъ, вызвавшій у насъ на Родинѣ такую страшную, безпримѣрную въ исторіи, кровавую катастрофу и торжество богоборческой власти!

Нетрудно также видѣть и то, насколько этотъ подлинно діавольскій духъ, умѣющій иногда ловко и искусно скрывать свое лицо, несовмѣстимъ съ христіанствомъ и, слѣдовательно, съ дѣйствительнымъ благомъ человѣчества.

А потому всякій, кто желаетъ спасенія, и лично себѣ и всему человѣчеству, отъ полной нравственной погибели — страшной міровой катастрофы здѣсь на землѣ и вѣчныхъ адскихъ мукъ тамъ, въ жизни будущей — долженъ усвоить себѣ ту необходимѣйшую основную истину христіанства, съ проповѣди которой началъ Свое общественное служеніе человѣчеству Воплотившійся Сынъ Божій:

«П о к а й т е с я, ибо приблизилось Царство Небесное!» (Матѳ. 4, 17).

П о к а й т е с я, то-есть: сознайте себя грѣшниками, сознайте себя преступниками закона Божія, раскайтесь въ своемъ безумномъ противленіи Богу и учрежденной имъ на землѣ для вашего спасенія Церкви, и п е р е м ѣ н и т е с ь, станьте другими, чѣмъ вы были до сихъ поръ, измѣните кореннымъ образомъ къ лучшему, въ согласіи съ закономъ Божіимъ и установленіями Церкви, ваши мысли, чувства, желанія!..

«Покаяніе есть возобновленіе крещенія», говоритъ великій учитель христіанской подвижнической жизни преп. Іоаннъ Лѣствичникъ: «покаяніе есть обѣшаніе Богу н о в а г о житія. Покаяніе есть примиреніе съ Господомъ посредствомъ добрыхъ дѣлъ, п р о т и в о п о л о ж н ы х ъ п р е ж н и м ъ г р ѣ х а м ъ» (Слово 5-е).

Все это для желающаго быть христіаниномъ совершенно необходимо, ибо сущность христіанства въ томъ, чтобы стать новою тварью (2 Кор. 5, 17), а для этого, по образному выраженію Апостола, нужно «совлечься ветхаго человѣка, истлѣвающаго въ обольстительныхъ похотяхъ, съ дѣлами его» и «облечься въ новаго человѣка, созданнаго по Богу, въ праведности и святости истины» (См. Ефес. 4, 22-24 и Кол. 3, 9-10).

Но это-то какъ разъ и есть самое непріятное для человѣка, любящаго грѣхъ, не желающаго отстать отъ грѣха, не желающаго развязаться со своими любимыми грѣхами, какъ бы вошедшими въ плоть и кровь и сдѣлавшимися словно второй природой его. Въ этой привязанности ко грѣху укрѣпляетъ современнаго человѣка внушенное ему, какъ самое разумное, самое правильное будто бы отвѣчающее естеству, человѣческой природѣ, гуманистическое міровоззрѣніе. И вотъ, современный человѣкъ, въ основной массѣ, идетъ теперь, въ наше время, д в у м я п у т я м и: онъ или совсѣмъ о т в е р г а е т ъ х р и с т і а н с т в о, какъ «мѣшающее» ему «жить», или и з в р а щ а е т ъ е г о, пытаясь какъ-то примирить его со своими грѣховными страстями и заволакивая при этомъ простую и ясную истину христіанства туманомъ сложной и запутанной философіи, всевозможными замысловатыми хитросплетеніями своего «лжеименнаго разума», противъ чего такъ предостерегаетъ въ своемъ посланіи св. Апостолъ Павелъ своего любимаго ученика Тимоѳея (1 Тим. 6, 20), наставляя его, а въ лицѣ его, конечно, и всѣхъ христіанъ, хранить чистымъ и неповрежденнымъ Апостольское Преданіе, или ученіе св. Церкви.

Читать еще:  Вибрация каркасного дома от ветра как бороться

А сказано просто и ясно: «. я к о к т о м у н е р а б о т а т и н а м ъ г р ѣ х у» (Рим. 6, 6), то есть: «. дабы намъ не быть уже рабами грѣху». Въ этомъ и только въ этомъ — смыслъ и задача христіанства!

Трудно, о, какъ трудно современному человѣку рѣшиться на такое настоящее, подлинное, с п а с и т е л ь н о е покаяніе, к о р е н н о е и з м ѣ н е н і е всей своей жизни: своихъ нравовъ, привычекъ, обычаевъ. Особенно трудно это тѣмъ, которые живутъ среди матеріальнаго благополучія и благосостоянія, ибо для того, чтобы по-настоящему покаяться, нужно, по словамъ нашего великаго праведника о. Іоанна Кронштадтскаго, «перестать быть рабомъ чрева, театра, картъ, цирка, рабомъ различнаго кутежа (банкетовъ), табачнаго зелья, рабомъ серебра и золота и затѣйливыхъ модъ» («Живой Колосъ» стр. 100).

Т р у д н о, н о с о в е р ш е н н о н е о б х о д и м о! Нѣтъ ничего нужнѣе покаянія, ибо безъ покаянія насъ ожидаетъ неизбѣжная в ѣ ч н а я погибель.

«Смотря на многоразличныя развлеченія людей», пишетъ въ своемъ вдохновенномъ дневникѣ приснопамятный о. Іоаннъ: «на исключительныя попеченія о плоти, думаешь: есть ли въ людяхъ душа? А если есть, то почему они не заботятся, не думаютъ о ея спасеніи, ибо она предана безчисленнымъ грѣхамъ, которые составляютъ смерть ея, и смерть вѣчную? Есть ли вѣчныя муки и блаженство? А если есть, то отчего такъ мало стараются, или вовсе нѣтъ старанія избѣжать вѣчнаго мученія и наслѣдовать вѣчное блаженство? вотъ, что меня удивляетъ. И еще: отчего людей не страшитъ страшный часъ смерти? Вѣдь не вѣчно же будемъ мы жить на землѣ. Когда-нибудь и до насъ очередь дойдетъ, и намъ скажутъ: обратитесь и вы, сыны человѣческіе, въ персть, изъ которой созданы.

О, разсѣянность наша, гордость наша, пристрастіе, пригвожденіе къ землѣ!

Грѣшники, думаете ли, что Богу нечѣмъ наказать васъ?

О, есть чѣмъ! Это — геенна огненная, езеро огненное, тартаръ страшный, котораго и самъ сатана трепещетъ, червь не умирающій и скрежетъ зубовъ» («Моя Жизнь во Христѣ» томъ 2, стр. 10-11).

Къ тѣмъ же, кто не желаетъ каяться, но весь смыслъ жизни своей полагаетъ въ накопленіи богатствъ и услажденіи земными благами, удовольствіями и развлеченіями, самъ Господь Іисусъ Христосъ, пришедшій на землю грѣшниковъ спасти, обращаетъ въ Евангеліи Свое грозное обличительное слово:

«Горе вамъ, богатымъ, яко отстоите утѣшенія вашего!

Горе вамъ, насышенніи нынѣ, яко взалчете!

Горе вамъ, смѣющимся нынѣ, яко возрыдаете и восплачете!» (Лук. 6, 24-25).

Источникъ: Архіепископъ Аверкій. Современность въ свѣтѣ слова Божія. — Къ 25-лѣтію служенія въ Америкѣ въ Св. Троицкомъ монастырѣ. — Слова и рѣчи. Томъ I. 1951-1960 гг. — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго, 1975. — С. 152-158.

Текст песни Хор братии Свято-Успенской Почаевской Лавры — Покаянья отверзи ми двери

Кто круче?

Покаянья отверзи ми двери,
Жизнодавче, Тебя я молю,
Дай мне крепость в колеблемой вере
И очисти Ты душу мою.

Много лет прожил(а) во грехах я,
Но как редко я каялась(ся) в них,
Вспоминаю, как тяжко грешил(а) я,
Не заботясь о конце дней своих.

Непрестанны мои согрешенья,
Недостойна беспечность моя,
Оскудел во мне дух сокрушенья,
Нет для подвига сил у меня.

Душу борют мирские соблазны,
Им невольно навстречу иду,
Жизнь течет, и на торжище праздно
Все стою перед Ним я и жду.

Жду призывного властного гласа
Для своих покаянных трудов,
Дожидаюсь последнего часа,
Уповая на Божью любовь.

Наступила пора — пришла старость,
Жизни радости все отошли.
И теперь мне лишь только осталось
По грехам своим — каяться в них.

Но не этого жаль мне, а время,
Бесполезно прожитых в грехах,
Давит душу их тяжкое бремя,
Томит сердце мучительный страх.

Страх о будущей близкой разлуке
И о жизни души в небесах.
И о том, что ждет вечная мука,
Не покаявшись здесь во грехах.

Дай мне, Господи, плач покаянный,
Чтобы душу очистить свою,
За грехи понести наказанье,
О, прости мне, Создатель, молю.

Накажи меня здесь, чем угодно,
Своей волей святой и благой.
В нераскаяньи будет уж поздно,
Как свершишь Ты Свой суд надо мной.

Не дай погибнуть в пучине греховной,
Из нее Ты меня изведи.
И о будущей жизни загробной
Мою память и мысль утверди.

И всю бездну моих согрешений,
Милосердный Создатель, прости,
От нечистых и злых искушений,
Я молю, мою душу спаси.

Покаянья отверзи мне двери,
Осени благодатью меня,
Боже, в немощи нашей, я верю,
Совершается сила Твоя.

Дай мне, Господи, сил покаянных,
Снять мне тяжкое бремя грехов,
Примирить свою душу с Тобою,
Пред духовным отцом и Тобой. Open to me the doors of repentance,
O Giver of Life, I pray thee,
Give me a fortress in the oscillation of faith
And you cleanse my soul.

For many years he lived (a) in sin I
But how rarely I repented (be) in them,
I remember how hard sinned (a) I,
Do not worry about the end of his days.

Incessant my sins,
Unworthy of my carelessness,
I fail me a broken spirit,
No feat of strength for me.

Soul struggling worldly temptations
They could not help going forward,
Life goes on and idle in the marketplace
All I stand before Him and wait.

I am waiting for conscription powerful voice
For his penitential works
I wait until the last hour,
Trusting in God’s love.

The time has come — come old age,
Life moved all joy.
And now I only just left
In his sins — repent of them.

But this is not a pity to me, but the time
Useless lived in sin,
Crushes the soul of their burden,
Tomita heart agonizing fear.

Fear of the future close separation
And the life of the soul in heaven.
And that is waiting for eternal torment,
I did not repent of sins here.

Give me, O Lord, the penitential cry,
To cleanse his soul,
For the sins punished,
Oh, forgive me, the Creator, pray.

Punish me here anything,
His will is holy and good.
The lack of repentance is too late,
You as an accomplished His judgment of me.

Do not let die in the abyss of sin,
From it you harassed me.
And the future of life beyond the grave
My memory and strengthen the idea.

And the abyss of my sins,
Merciful Creator, forgive,
From the impure and evil temptations,
I pray, I save my soul.

Repentance opened my door,
Autumn grace me
God, in our weakness, I believe,
Commits thy power.

Give me, O Lord, strength of repentance,
Remove my burden of sins,
Reconcile his soul is with you,
Before the spiritual father and You.

«Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче»

Сегодня начинается служба Постной Триоди — Неделя о мытаре и фарисее. Первый раз мы услышим сегодня великопостное пение: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче». И призыв, с которым Христос обращается ко всем людям: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное», должен быть нам особенно понятен.

За воскресной всенощной мы услышим также слова, с которыми Господь направляет в мир Своих учеников, чтобы они научили все народы, «крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф. 28, 19). Эти слова говорят о том, что всех людей нужно научить тайне покаяния, которая раскрывается в полноте только тогда, когда человек принимает крещение, когда он принимает от Бога этот дар новой жизни, и в его свете может оценивать, что с ним происходит.

Мир не может, не хочет покаяться, потому что исполнен самооправдания — того, что абсолютно противоположно покаянию; он исполнен самоутверждения, отвергающего покаяние. И те, кто пытаются порою искать духовной жизни, тоже ищут в ней самоутверждения и думают, что какими-то внешними знаниями, какой-то «техникой» (буквально употребляя эти слова: «техника духовной жизни») они смогут достичь духовных высот. Но Святая Церковь молитвою о даровании нам покаяния и говорит, что покаяние — это дар Божий.

«Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче», — звучит призыв Господень к покаянию, и, кажется, что мешает нам покаяться? Но нет у нас сил для покаяния, нет способности для этого. Никто сам, своими собственными силами не может прийти к Богу. «Никто не может придти ко Мне, — говорит Христос, — если не привлечет его Отец…» (Ин. 6, 44). И святой пророк издревле говорит, обращаясь с молитвой ко Господу: «Обрати нас к Тебе, Господи, и мы обратимся…» (Плач. 5, 21). Однако Господь обращает к Себе тех, кто желает этого обращения: тех, кто ищет лица Его.

Читать еще:  Открытая дверь по соннику

Он ко всем обращается: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные…» (Мф. 11, 28). «Приходящего ко Мне, — говорит Он, — не изгоню вон» (Ин. 6, 37), и «аще кто алчет, да грядет ко Мне». Всех зовет Господь, и покаяние — это воля Божия о жизни каждого человека: воля, любящая человека и исполненная великих даров. Покаяние — это воля человеческая, которая знает грех, боится греха и боится Бога; которая знает страх Божий и ищет возвращения ко Господу.

Встреча воли Божией и воли человеческой есть покаяние. Это встреча, которая отверзает двери в Царство Божие. Покаяния двери и двери Царства Божия — это одни и те же двери. Покаяние — это не просто воздыхание о наших грехах, исполненное слез и печали. Настоящее покаяние — это то, что делает человека способным принять милосердие Божие, Его непостижимую любовь. Это то, что охватывает ум, сердце и волю человека благодарностью к Богу, сокрушением сердца, глубокой печалью о своих грехах, изумлением перед тем, что совершает Господь с человеческой жизнью.

Покаяние — это не просто высокий душевный порыв и не просто та благодать, которую может получить человек, всецело обратившийся вдруг ко Господу. Благодать Божия превосходит все дары, которые мы можем получить от Бога в течение земной жизни, и человек не в состоянии принять все дары Божии: все, что есть у Бога. Потому покаяние — это всегдашняя устремленность к той новизне Божественной жизни, к которой все мы призваны; это устремленность так строить нашу жизнь, чтобы наша воля соединялась с волей Божией.

Дай нам Господь понимать, что покаяние — это не то, что относится к такому-то греху, каким бы ужасным он ни был. Хотя всякий нераскаянный грех — грех к смерти, и есть такие грехи (особенно в наше время), когда грех, становясь нормой в человеческом обществе, требует сугубого, немедленного и глубокого раскаяния, иначе человек никогда не узнает о смысле призыва Господня к покаянию.

Дай нам Господь понимать, что покаяние — это не то, что относится к такому-то времени нашей жизни, когда мы можем сказать, что «в молодости я грешила, а теперь у меня все по-другому», или что «до крещения у меня были страшные грехи, а теперь мне не в чем каяться».

Дай нам Господь понимать, что покаяние — это не то, что относится к такому страшному состоянию, с которого начинается предупреждение о самой опасной болезни сегодня: когда человеку кажется, что он уже чего-то достиг, и ему не нужно изменение ума, потому что он в этом не нуждается. Здесь происходит то, о чем говорит Христос: «Кто возвышает себя, тот унижен будет…» (Мф. 23, 12). Это совсем другое «изменение ума» — не благодатное преображение духа, а распад, который не остановится до тех пор, пока человек не припадет с покаянием к Богу.

Дай Господь понимать нам, что покаяние — это не то, что относится к молитве, которую мы услышим сегодня, и ко всем покаянным службам, которые будут накануне Поста и Великим Постом. Покаяние — это не то, что относится к такому-то этапу нашей жизни, но то, что относится ко всей жизни нашей. Это то, что обозначает весь путь нашей жизни и жизни с Богом. Это то, что относится к тайне Креста и Воскресения и этою тайною измеряется. Потому и звучит «Покаяния отверзи ми двери…» после того, как мы воспоем: «Воскресение Христово видевше». Это то, что относится к тайне Бога, ставшего человеком и сделавшего нас способными покаянием быть причастниками Божественного естества. Аминь.

Протоиерей Александр Шаргунов

«Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!» Слово во дни Великого поста святителя Феофана Затворника

Домовладыка же изнутри одному ответствует: «Иди, отворена дверь»; другому: «Иди, дверь незамкнута, только притворена, отвори и войди»; третьему: «Ключ там снаружи; найдя его, вложи в замок, поверни, как требует ключ, отворишь и войди!» Разные лица, разные им ответы и разные труды при входе в дверь. Но все, вступив в дверь, дерзновенно входят внутрь, приближаются к Домовладыке, повергаются к ногам Его, удостаиваются милостивых Его объятий и поставляются вблизи — утешаться близостию Его всеублажающей. Понятна ли вам эта притча?

К какому-либо из сих классов принадлежим и мы. К какому же причислим себя? К первому? Найдется ли кто такой? Ко второму? И эти редки. Остается причислить себя к третьему. Блаженны первые. Не совсем худо и вторым. Но не будем отчаиваться и мы, грехами обремененные и страстями опутанные. И нас готов принять Господь, и нас зовет, и нас примет и допустит к Себе. Пусть дверь замкнута и ключ не знать где — поищем и найдем; отворим дверь и войдем ко Господу. Ручательство в успехе — вот святая Мария Египетская, ныне воспоминаемая. Неприступна и невходна была для нее дверь. Даровал же ей Господь умудриться и войти. Пойдемте ее следом, и всего достигнем.

Что такое с нею сделалось, что дверь, невходная для нее прежде, стала вдруг входной? Ведь она ничего особенного не предпринимала. Тут же стала к сторонке и стояла, и никто звука из уст ее не слыхал. А минуту спустя пошла и нашла дверь, прежде невходную — входной. Стало, она в эту минуту и ключ нашла, и дверь отворила, и все препятствия устранила. На эту-то минуту и надо нам попристальнее посмотреть и разуметь ее силу. Что же тут такое делалось?

Сами видите, что внешне тут ничего не происходило, а все совершилось внутренним изменением мыслей и чувств. Узрела, говорит, я всю бездну греха, и ужас объял меня от чувства гнева Божия, готового поразить меня за грехи мои. Омерзела мне страсть моя, губившая меня; я отвратилась от нее сердцем и возненавидела ее. И обет дала Господу — не возвращаться к прежним мерзостям и работать Ему единому все дни жизни моей, споручницей Ему предлагая Пречистую Владычицу, родившую Его. Вот что произошло! Всмотритесь, и найдете здесь и ключ, и отомкнутие двери, и отверзение ее.

Какой это ключ от двери покаяния? Это суть болезненные покаянные чувства: чувство своей грешности и виновности в ней, чувство гнева Божия за грехи и ужасание от него, чувство сокрушения и раскаяния во всех грехах.

В чем состоит поворот ключа, отмыкающий замкнутую дверь? В омерзении ко греху, в возненавидении его, в отвращении от него сердца и обращении его к Богу и делам, угодным Богу.

В чем состоит отворение двери покаяния? В крепком и непоколебимом намерении не возвращаться к прежним непотребным делам и в искреннем обете отныне Господу единому работать все дни остальной своей жизни. Так — сознать грехи, сокрушиться и восскорбеть о них, отвратиться от них и обратиться ко Господу, обещая не поблажать страстям и грехам, — вот и отворена дверь.

Что же, если все сделано, тотчас уже — и войдем? Нет еще, надо получить дозволение на вход. Дозволение это покупается через исповедание нами своих грехов, а вручается оно нам через разрешение грехов от духовного отца. После сего остается только войти, приблизиться к Домовладыке и сподобиться объятия Его и близкого к Нему стояния. Совершается это через святое причащение.

Вот показала нам святая Мария Египетская, что за ключ от замкнутой двери покаяния, как его найти, как им поворотить, чтобы отомкнуть, как дверь отворить и наконец войти. Идите же этим следом все, кому нужно. А кому сие не нужно? Пойдемте ж все. Никто не отказывайся, никто не отставай от других, никто не отчаивайся. Всех зовет Домовладыка и всех ждет. Пойдемте, друг друга понуждая и друг друга поощряя. Скажем стоящему: «Ты что стоишь, разве хочешь оставаться вне Его блаженного крова, что упираешься ногами и ни с места? Ты разве не взываешь вместе с Церковью, или языком только взываешь, а не сердцем: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче?» Что же стоишь? Приступи к делу. Все у тебя под руками. Немного труда, и все найдешь, и во всем успеешь. Вот и ключ; осмотри, как им поворотить, и как дверь отворить, и как попутную получить. Вот, смотри сквозь отворяемую другим дверь, и объятия Отча, к тебе простертые и готовые принять тебя. Ужели еще будешь мешкать, беспечно озираясь сюда и сюда, бесполезно тратя короткое и дорогое время?»

Да, братие, коротко уже дорогое время! Дорогое время есть время поста и покаяния. А его осталось неделя с небольшим. Пропустил; дождешься ли его снова? Говорю сие тем, которые еще не примирились с Господом и видят себя отягченными множеством грехов. И говорю в предостережение, как бы кто, отлагая говение неделю за неделей, и совсем не отложил бы его в этот пост. И будет целый год томиться под тяжестию грехов и гнева Божия за них. И хорошо еще, если доживем до следующего благоприятного времени. А то и на тот свет пойдем непомилованными; а там и без нас, конечно, отворят нам дверь, но уже не покаяния, втолкнут в нее и запрут навсегда; за ней же встретят нас не объятия Отча, а огнь неугасимый, червь неусыпающий и духи злобы, ненавистники наши.

Читать еще:  Сонник дверь в квартиру не закрывается

У книжной полки. Архиепископ Аверкий (Таушев). «Покаяния отверзи мне двери, Жизнодавче». Поучения на Великий пост. О покаянии

Аудио

«Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное!» — такой призыв Господа Иисуса Христа, вышедшего на Свое общественное служение человеческому роду после Крещения, слышали мы в праздничные дни Богоявления (Мф. 4:17). «Покаяния отверзи ми двери Жизнодавче!» — так молитвенно отвечает на этот призыв Господа от лица каждого верующего Святая Церковь. Эти проникновенные слова слышали мы в преддверии Великого поста, и далее, на протяжении всей Четыредесятницы, мы вновь и вновь обращаемся к Богу с покаянными слезами, чтобы Он помог нам встать на путь спасения. Однако у всех ли призыв к покаянию находит отклик в сердце? Задуматься над этим и многими другими вопросами, которые возникают у нас во время Великого поста, обрести покаянный настрой, заглянуть в глубину своего сердца помогут читателю проповеди известного богослова и проповедника архиепископа Аверкия (Таушева). Они составили сборник, который так и называется — «Покаяния отверзи мне двери, Жизнодавче».

Эта книга, составленная по трудам архиепископа Аверкия (Таушева), представляет собой некий путеводитель по Великому посту, который вводит читателя в полноту его покаянного строя, начиная с подготовительных недель. В своих поучениях, составленных для наставления паствы, Владыка показывает, сколько заботы и попечения о спасении душ имеет Мать наша Церковь. Сначала Она стремится всеми мерами подготовить нас к проведению Великого поста, и если только мы добросовестно следуем всем Ее уставам и указаниям о его прохождении, все должно располагать нас к покаянию – помогать нам принести действительно искреннее и нелицемерное покаяние.

Однако, как сокрушается владыка Аверкий, «многие в наше время подобно евангельскому блудному сыну, ушедшему из отеческого дома, живя «на стране далече», вдали от Церкви и ее спасительных уставов, совсем утратили правильное понятие о посте и, не зная его смысла и значения, имеют превратное о нем представление». Также многие, по мнению Владыки, не имеют правильного понятия о покаянии. Едва ли не большинство современных христиан, — говорит архипастырь, — искренно думают, что «покаяться» это значит — придти на исповедь к священнику и, пересказав ему свои грехи, выслушать разрешительную молитву, чтобы потом, выйдя из церкви, вновь продолжать свою былую безстыдную и безстрашную греховную жизнь, почти без всякого зазрения совести или всячески оправдывая себя.

А ведь без покаяния, напоминает владыка Аверкий, нет спасения. Но что значит – покаяться? «Покаяться, — говорит проповедник, — значит, переломить, переделать себя, изменить свои нравы и привычки — изменить свою искаженную грехом природу к лучшему: переделать на новый лад, как свой внешний строй жизни, так и свое внутреннее настроение — свои мысли, чувства и желания. Покаяться это значит — обновиться духом, оставить свои прежние грехи и греховные навыки и начать свою жизнь по-новому — так, как этого требуют Божественные законы Царства Небесного. Вот почему «Без покаяния нет спасения», ибо как может войти в Царство Небесное человек, который упорно отстаивает свою греховную волю, не желая склониться перед волей Божией, всеблагой и всеправедной, упрямо остается при своих старых греховных привычках и не желает приноровить себя и свою жизнь к законам Царства Небесного».

По словам архиепископа Аверкия, часто люди в свое оправдание говорят: «Мы – не монахи». Да никто, — отмечает Владыка, — и не требует, чтобы вы жили, как монахи! Господь ждет от вас только того, чтобы вы жили, как христиане. Евангелие Христово ведь не для одних монахов написано, и Церковь Христова не для монахов только учреждена нашим Господом и Спасителем, а для всех христиан. И Господь, пострадавший за нас, кровь Свою безценную на Кресте проливший за нас, чтобы спасти нас, ждет, чтобы все мы, носящие имя Его последователей – христиан, исполняли Его святые евангельские заповеди и уставы учрежденной Им для нашего спасения Святой Церкви. Вот и все! И кажется, – так ясно и понятно, и вполне естественно и справедливо. А если мы не исполняем того, что должны исполнять, то нам надо каяться и стремиться к исправлению».

«Само собою, — отмечает владыка Аверкий, понятно, что настоящее покаяние требует подвига – подвига тяжкого, болезненного, упорного, к которому необходимо, употребляя все усилия своей доброй воли, настраивать, нудить и возбуждать себя. Однако, в виду крайней поврежденности грехом нашей духовной природы, нашей нравственной порчи, одних наших собственных усилий далеко недостаточно. Нужна благодатная помощь Божия, которая привлекается искренней, из глубины сердца исходящей, слезной мольбой ко Господу-Жизнодавцу, чтобы Он умягчил наше сердечное окаменение, возбудил в нас спасительную скорбь о своих грехах и воспламенил в наших сердцах преданную любовь к Нему и горячее стремление исправиться и жить впредь по Его святым заповедям.

Таким именно слезным молитвенным воплем о помощи, по словам Владыки, и является это умилительное песнопение: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче. », которое святая Церковь влагает нам в уста еще заблаговременно – за целых три недели до наступления Великого Поста, чтобы помочь нам, заранее еще, внутренне подготовить себя к предстоящему нам подвигу покаяния. Вместе с тем, и все остальное Богослужение четырех воскресных дней, предшествующих Великому Посту, и особенно ежедневное Богослужение последней перед ним седмицы, по особой богослужебной книге, которая носит название «Триоди Постной», способствует также такому же внутреннему приготовлению нас к покаянному постному подвигу. Сами Евангельские чтения этих дней и связываемые с ними образы и воспоминания ставят себе задачей – умягчить наши души, растопить лед «окамененного нечувствия» на наших сердцах, заставить обратить внимание на губительность того греховного состояния, в котором мы живем. И всем сердцем возжелать того вечного спасения, ради которого и приходил на землю воплотившийся Единородный Сын Божий, пострадавший за нас и принявший страшную поносную смерть на кресте только для того, чтобы даровать нам это вечное спасение.

Да, все премудро и разумно в нашей Св. Церкви, матерински пекущейся о нашем спасении. А потому, — говорит архипастырь, от вас ничего более не требуется, как только тщательно усваивать, впитывать в себя все, чему учит и наставляет нас Св. Церковь, и становиться церковными людьми, то есть не формально лишь числиться, а действительно быть членами Церкви — жить жизнью Церкви». А она, как отмечает Владыка Аверкий, — наглядным и ощутительным для всех образом проявляется прежде всего в Богослужении — в нашем исполненном глубочайшего назидания годовом круге Богослужения. Вот почему так необходимо стараться не пропускать ни одного Богослужения, вникать в Богослужение, сливать свою личную жизнь с жизнью Церкви в ее Богослужении.

Все церковные праздники, дни памяти святых и посты с их Богослужебными чинопоследованиями имеют своей задачей, духовно воспитывать наши души, преобразовывать нас в «новую тварь», годную для наследования предназначенного нам Богом вечного блаженства. А это совершенно необходимо, ибо ничто скверное и нечистое не имеет наследия в Царстве Божием и не может войти в него (Ефес. 8:5 и Откр. 21:27). Но особенно важное значение в этом отношении имеет Великий Пост, как время нарочито определенное Св. Церковью для всеобщего вашего нравственного очищения и освящения, ради достойной подготовки к празднованию величайшего христианского праздника Пасхи, когда мы «смерти празднуем умерщвление, адово разрушение, иного жития вечнаго начала» и когда Св. Церковь как бы дает нам вкусить предначатие уготованного нам райского блаженства.

Из собранных в этой книге поучений можно почерпнуть ещё одну очень важную мысль: Великий пост есть для нас как бы школа истинно христианской жизни. Но, как и во всякой школе, пользу извлекает лишь тот, кто добросовестно учится, внимательно слушая учителей и старательно, со всем усердием выполняя все задания. «Так и Великий пост, по словам архиепископа Аверкия (Таушева), может принести настоящую пользу только тому, кто добросовестно постится, внимает всем глубоко-назидательным наставлениям Церкви и ревностно стремится исполнять все то, что от него требуется». Как отмечают издатели, вникая в наставления и рассуждения данного сборника, можно извлечь для себя большую духовную пользу. Основанные на многовековом опыте церковном, они глубоко назидательны, а сказанные прекрасным литературным языком и окрашенные яркими примерами, будут понятны всякому читателю.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector